ОБ АЛЬТЕРНАТИВНОМ ВЗГЛЯДЕ НА ИСТОРИЮ

В конце 18-19 века исторические источники окончательно составляются в структуру, история превращается в хорошо верифицированную науку, становится доступна для широкого анализа, и для так называемого широкого взгляда, о котором мы иногда говорим. Когда эта первичная структуризация и классификация выполнены и перед ислледователями лежат упорядоченные и выверенные факты, то остается только с помощью системного подхода переосмыслить их взаимодействие, найти связи и закономерности социо-исторического движения.

“Природу нужно трактовать научно, история требует поэтического творчества.”

Немец Освальд Шпенглер был одним из исследователей, увидевшем в ряду исторических фактов взаимосвязь. В 1919, на развалинах Германии он выпустил книгу “Закат Европы”, которая мгновенно стала популярной в свете только что закончившейся войны, которая была наглядным примером исторической тенденции. В ней он предложил альтернативный, нелинейный, морфологический взгляд на историю.

Шпенглер пишет:
Культура зарождается в тот момент, когда из первобытно-душевного состояния вечнодетского человечества пробуждается и выделяется великая душа. Культура расцветает на почве строго ограниченной местности, с которой она растительно связана. Культура умирает, когда ее душа осуществила всю сумму своих возможностей в виде народов, языков, вероучений, искусств, государств, наук и снова возвращается к первичному состоянию, к “перводушевности”

Когда задача культуры выполнена, ее идея осуществлена, вся полнота ее возможностей проявлена, культура быстро окоченевает, отмирает, ее кровь свертывается, ее силы надламываются, — она становится цивилизацией и, подобно мертвому дереву, гиганту первобытного леса — она может еще целые столетия простирать в воздух свои засохшие ветви. Цивилизация есть закат культуры. В этой фазе и находится в настоящее время (то есть в 1921 г.) Западная Европа. Очевидно, что как окаменевший и обездвиженный истукан она ещё долго будет нависать над этим миром.

Цивилизация и культура представляется у него как некий живой организм развития человеческого общества, который проходит как и любой другой живой организм ряд стадий (свое детство, своя юность, своя возмужалость и старость) и в итоге приходит к смерти. Культура — это «человеческая индивидуальность высшего порядка», то есть общество как совокупность людей есть некоторый новый организм, состоящих из людей-элементов, но не зависящий от их действий или помыслов, точно так же как человек состоит из материальных частиц, которые по отдельности не имеют никакого смысла.
Каждая новая культура пробуждается с неким новым мировоззрением.

На протяжении шести тысяч лет нашего исторического кругозора в различных местностях земного шара зародилось, расцвело и увяло несколько таких обособленных, замкнутых в себе культурных организмов: китайская, индусская, египетская, вавилонская культура, майа, античный мир, магическая культура ислама и восточного христианства, которые все уже в прошлом, и, наконец, ныне умирающая “фаустовская” или западно-европейская культура.

Шпенглер противопоставляет традиционному “птолемеевскому” пониманию всемирной истории, которую безуспешно “пытаются вытянуть в ряд, в прямую линию”, свою перевернутую с ног на голову “коперниканскую” модель, в которой каждая культура-цивилизация является собственным организмом, с присущими ему индивидуальными чертами. “Есть расцветающие и стареющие культуры, народы, языки, истины, боги, местности, как есть молодые и старые дубы или сосны, цветы, ветви, листья, но нет стареющего “человечества”. Каждая культура имеет свои собственные формы проявления, которые возникают, зреют, увядают и никогда не возрождаются вновь. Существует много в глубочайшем существе своем различных пластик, живописей, математик, физик — столько же, сколько существует различных культур.”

Он сравнивает например эллинско-римскую культуру и новую фаустовскую культуру через математику и мироощущение.
Например, в западной и античной математике уже вполне обрисовываются те два своеобразные, существенно различные по своему характеру стиля, которые накладывают свою печать и на все прочие проявления обеих культур. В механике эта противоположность стилей сказывается как античная статика и западно-европейская динамика, в общей картине мира — как птоломеевская и коперниковская системы. Шпенглер отмечает, что познавательное удобство гелиоцентрической картины мира было известно древним, но идея эта настолько чужда античному строю души, что она не могла быть усвоена, отбрасывалась эллинским сознанием, извергалась им, как инородное тело.

Впрочем, книга вызвала большой шум ещё и потому, что по мнению многих ученых того времени содержала большое количество неточностей и исторических проблем. И действительно, книга скорее художественная, чем научная, но несмотря на большую мистическую составляющую и необоснованность некоторых сравнений она приоткрывает интересный философский взгляд, который в последствии развился в более широкие теории, о которых речь впереди.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Философия науки
Tags: , , , ,