ОБ ЭВОЛЮЦИИ И КРИЗИСЕ ПЕРЕНАСЕЛЕНИЯ

Продолжение серии статей про постепенное развитие теории эволюции. На этот раз в экономике. Томас Мальтус

Напомним, что ранее мы рассмотрели составляющие идеи, которая привела Ч. Дарвина к теории эволюции. Вернее, правильно было бы сказать, что он “составил” свою теорию из разрозненных элементов. Не подумайте, что мы называем его составителем — нужно обладать достаточной широтой взглядов, чтобы уметь обобщить теорию, которая по-разному проявилась в совершенно несхожих областях знаний — от экономики и биологии до антропологии. В те времена это было задачей философии, которая всегда находилась на стыках наук, обобщая тенденции, конденсируя знания. Сегодня, увы, философия практически уничтожена, знание философии представляется как что-то отжившее и бесполезное. Математика, мат.анализ и физика, которые в своё время были частью философии, до сих пор сохранились лишь потому, что имеют очевидное практическое, фетишистическое применение.

Итак, первая часть обзора касалась древнего философа Эмпедокла из Агригента, затем мы рассказали про французского натуралиста Ламарка, который изобрел биологию, после этого мы рассказли про Адама Смита, шотландского просветителя, создателя политической экономии, жаль, что нам так мало осталось от его биографии — он завещал сжечь все свои записи после смерти.

Сегодня мы расскажем про не менее известного ученого, гремевшего в своё время, но, к сожалению, также сегодня почти забытого, хотя именно после прочтения его труда в 1836 году(после возвращения из кругосветного путешествия) Чарльз Дарвин смог совместить упомянутые выше теории, которые по преимуществу уже содержались в записях его деда, Эразма Дарвина. Кроме него эту книгу прочел ещё и Альфред Уоллэс, тоже натуралист, который параллельно с Дарвином описал эволюцию, но был затерян и раздавлен.

GIVDCKcKsa8 5dJsRn4RTPY

Итак, речь сегодня пойдёт про книгу Томаса Мальтуса “Очерк о законе народонаселения”, выдержавшую около шести прижизненных изданий. Мальтус, не очень типичный “типичный англичанин” водил дружбу с уже упомянутым в прошлой статье Юмом, важной фигурой шотландского просвещения, и спорил в трудах почти со всем научным миром. В XVIII и XIX веках было принятно отвечать на научный труд своим опровержением или исправлением также в виде книги, первый в цепочке отвечал в свою очередь на этот труд и так могло продолжаться довольно долго. Мальтус в своей книге пытался спорить сразу с девятью учеными. В первую очередь его возмущал восхищенный оптимизм ученых, восходящий к Декарту.
Он утверждал, что человечество не может вечно благоденствовать: рост населения происходит экспоненциально, а рост средств к существованию линейно (в его терминологии: в геометрической и арифметической прогрессии). Таким образом получается, что мир очень скоро должен достичь своего потолка, при котором народонаселение будет превышать количество возобновляемых ресурсов. В этот момент должен наступить кризис и население должно достаточно сильно сократиться. Он также отмечал, что голод, болезни и войны являются естественными регуляторами, потому что происходят из одного начала — нехватки ресурсов, спровоцированной давлением народонаселения на окружающую среду (биосистему). Несмотря на то, что книга в первой редакции была написана в 1798 году у него уже прослеживается демографический переход (снижение рождаемости в развитых странах).

Таким образом, Мальтус сделал ограничение теории роста сверху, указывая на явное несоответствие классическому пониманию мировых законов, которое тогда было ещё идеализировано старой французской школой, где все процессы представляли несложные математические выкладки, некорректно именовавшиеся “всеобщими законами”.
На самом деле “всеобщие законы” являются простыми и линейными только в некоторых средних границах, но не идут в бесконечность, как хотелось бы идеалистам-французам. Вводимые ограничения изменяют законы, позволяют совершить качественный скачок или так называемый фазовый переход, изменяющий “массу системы”, подстраивая её к своим естественным границам.
В случае с населением хорошо видно, как население подстраивается под естественную географию местности (географические ограничения для распространения) или под размеры пахотных земель, то есть количество пропитания. В случае, например, с законами механики Ньютона ограничение также имеет место — поведение частиц на релятивистских скоростях.

Мальтус по сути дела подал идею о том, что достигая некоторого потолка система не сможет двигаться дальше, но в ней появятся тенденции, которые начнут регулировать численность. Это-то и подтолкнуло Уоллэса и Дарвина к исследованию популяций животных в сложных условиях изменения окружающей среды (то есть по сути граничных условиях). Учение Мальтуса до сир пор пользуется академическим спросом — недавно мы рассказывали про доклад Пределы Роста, который прямо основывается на аналитическом методе Мальтуса, хотя сам он не упоминается.

Но Дарвин, конечно, разработал не теорию эволюции, а всего лишь теорию естественного подбора, без сомнения очень важную теорию, которая затем отразилась в других идеях, о которых речь ещё впереди.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Философия науки
Tags: , , ,